April 28th, 2008

Eug

Чужаки, которые живут рядом

ЗАМЕЧАТЕЛЬНАЯ НЕНАВИСТЬ К ЕВРЕЯМ ( сокращено )
Марк Твен писал: ''Все народы ненавидят друг друга, и все вместе ненавидят евреев''. Ненавидели и воевали друг с другом англичане и французы, немцы и французы, русские и поляки, русские и немцы, армяне и азербайджанцы. Известны истребления армян и греков турками, албанцев - сербами, а сербов - албанцами. Раиса Левикова объяснила природу этой ненависти, задавшись вопросом: кого чаще всего ненавидят? (''Наш Иерусалим'' 25.05.2004):
"Чужаков, которые живут рядом. А кто жил рядом со всеми народами почти 2000 лет?
Евреи. Вот первый ответ на проклятый вопрос."



В качестве объекта ненависти и козла отпущения евреи всегда были незаменимы, потому что не имели ни государства, ни армии, т.е. ни малейшей возможности защитить себя.
Евреи дали миру Единого Б-га, Библию, законы морали на все времена. Они дали миру христианство – и отказались от него. Дать человечеству христианство и отказаться от него – это такой плевок в лицо, который "в сем христианейшем из миров" не имеет прощения. О причинах этого отказа мы здесь не будем говорить. Это еще одна загадка еврейства, которая бросает вызов лучшим умам уже двадцать веков. Безусловно, любой воистину религиозный еврей без труда сию загадку объяснит, но его объяснение вряд ли удовлетворит западного интеллектуала. Кто только не предлагал евреям отказаться от иудаизма! Мохаммед предлагал им принять ислам и стать рядом с ним у истоков новой веры – они отказались и получили непримиримого врага. Мартин Лютер призывал евреев стать его соратниками в борьбе против католицизма и помочь ему в основании протестантской конфессии – евреи отказались и вместо союзника получили ярого юдофоба.
Философ Василий Розанов, которого трудно обвинить в симпатии к евреям, недоумевал по поводу такого поведения, не находя в нем ни малейшего признака корысти. Как?! Почему уважению и прочим неисчислимым благам народа-богоносца, давшего миру Христа и всех апостолов, предпочесть судьбу презренного изгоя, окруженного стеной ненависти? Не очень вяжется с представлением о еврее, как о существе корыстном и трусливом. Парадокс.
Отказ от христианства определил дальнейшую судьбу евреев, став важнейшим источником антисемитизма.
Евреи – это народ не только Книги, но и книг. Любят читать, и все тут. Страсть к книге всегда приобщала евреев к культуре других народов. Тот же Розанов писал, что если немец всем сосед, но никому не брат, то еврей проникается культурой того народа, среди которого живет, он заигрывает с ней, как влюбленный проникает в нее, участвует в ее создании. "В Европе он лучший европеец, в Америке – лучший американец". Это один ли не главный упрек, который бросали евреям юдофобы. "Русский народ унижен, - кричали они, - евреи отняли у него культуру".
Перечислять все блестящие еврейские имена во всех областях человеческой деятельности просто нет никакой возможности. Это не прибавляет им любви окружающих. Евреев отличает высокий уровень образования и общественной деятельности – пассионарности, в терминологии Л. Гумилева. По его теории, этнос – живой организм, который рождается, взрослеет, достигает зрелости, затем стареет и умирает. Обычный срок жизни этноса, по мнению Л.Гумилева, две тысячи лет. В период зрелости у народа появляется максимальное количество пассионарных личностей, т.е. выдающихся политических деятелей, ученых, полководцев и пр., а у старых, умирающих этносов таких людей почти нет. Историк подтверждает свою теорию многочисленными примерами, а те случаи, которые не укладываются в его теорию, он просто не упоминает. Уровень пассионарности в еврейском этносе, история которого насчитывает уже четыре тысячи лет, был высок всегда. Возможно, мы имеем дело не с этносом в его традиционном понимании, но с этнокультурным явлением иного порядка...
Философ Н.Бердяев писал: "Есть что-то унизительное в том, какое количество гениев среди евреев. На это я могу сказать господам антисемитам только одно – делайте сами великие открытия!"
Несчастная – для евреев – склонность проникать в культуру чужих народов, активно участвуя в ее развитии, а также невиданная пассионарность во всех областях жизни – вот главные причины антисемитизма. У этой проблемы есть еще один аспект – психологический. Почти у каждого человека есть тайные страхи и фобии, явные или скрытые пороки и недостатки, вольные и невольные прегрешения. Один из способов избавления от этих страхов и мучительного недовольства собой – извлечь их из своей души, из глубины подсознания на свет Божий, громко заявить о них, приписав, однако, всю эту скверну не себе, а кому-то другому, кого не жаль, и сосредоточить на нем всю свою ненависть. Таким объектом, которому приписывают собственные пороки, испокон веков служили евреи. Антисемитизм имеет зоологический характер, т.е. идет из глубины подсознания. За двадцать веков он превратился в устойчивый стереотип, который действительно усваивается с молоком матери и передается из поколения в поколение. Надобно иметь недюжинную силу и крепость, чтобы противостоять этому массовому психозу, но рождение, воспитание и вся жизнь подавляющего большинства людей не дает, к сожалению, этой силы и крепости. Почти каждый человек, заглянув в свою душу, найдет в ней следы неприязни к евреям.
И САМИ ЕВРЕИ ЗДЕСЬ НЕ СОСТАВЛЯЮТ ИСКЛЮЧЕНИЯ.
Они такие же люди, как и все, они дышат этим же воздухом нетерпимости. Столкнувшись с каким-нибудь еврейским подонком, евреи нередко испытывают ту же специфическую неприязнь, что и неевреи, забывая, что каждый народ имеет право на своих негодяев, которых всегда пруд пруди.
Наша психика так устроена, что мы любим своего ближнего за то добро, которое ему сделали, и ненавидим за то зло, которое ему причинили. Зло, причиненное европейцами евреям за двадцать веков, столь велико, что оно само по себе не может не стать причиной антисемитизма. Евреев ненавидят за то, что более трети народа задушили в газовых камерах. Это злодеяние, равного которому не видел свет, лишь увеличило двухтысячелетнюю историю истребления евреев в Европе. Теперь дети Каина отмылись добела, отряхнули кровь отцов и читают Израилю мораль. Они теперь гуманисты, борцы за права человека, а Израиль – агрессор, угнетающий невинных арабских террористов. Антисемитизм в Европе достиг уровня 1930-х годов, весь пафос европейской критики Израиля укладывается в несложную мысль из пропагандистского обеспечения арабского террориста: "Посмотрите, кого мы уничтожаем! Это же агрессоры!" Европейские гуманисты с восторгом подхватывают клевету, которая их моральную и психологическую неполноценность возводит на уровень политической доктрины.
Факты, безусловно, упрямая вещь, если верить Сталину, но антисемитское сознание упрямее фактов. Факты говорят, что, начиная с 1948 года Израиль неоднократно подвергался нападению со стороны арабских государств, а сам лишь защищался, отвечая ударом на удар, и виноват лишь в том, что оказался сильнее агрессоров и победил. Антисемитское сознание не желает этого знать – оно ничего не видит, не слышит и с поразительным упрямством называет белое черным, убийцу – жертвой, а жертву – агрессором. Новогеббельсовская пропаганда правит бал в Европе. Принцип старый и давно знакомый: чем наглее ложь, тем скорее поверят. Стоило, к примеру, израильской разведке устранить шейха Ясина, как придумавшего живые бомбы и посылавшего палестинских детей взрываться в автобусы с мирными гражданами, новоявленные гуманисты проявили такое сочувствие, какое никогда не распространялось на жертв этого кровавого маньяка. Европейцы за двадцать веков истребления евреев привыкли считать их безнаказанное убийство своим естественным правом – и ныне до глубины души возмущены, что Израиль смеет лишать этого права арабов и позволяет себе наглость защищать своих граждан. Поборники прав человека пекутся о правах убийц, но только не о правах жертв. В расколотом политкорректностью до уровня шизофрении сознании существуют два террора: плохой и хороший. Плохой террор – когда Израиль уничтожает главарей террора. Тогда созывают Совет Безопасности. Хороший террор – когда убивают евреев. Тогда гуманисты благосклонно молчат.
Путь избавления евреев от "бремени еврейства" заключается в том, чтобы осознать подлинный смысл последних столетий и исчезнуть как общность , свободно избрав и приняв новую, совершенно нееврейскую самоидентификацию. Это решение предложено Артуром Кестлером тем евреям, которые продолжают жить в диаспоре после образования государства Израиль.
Известный философ Артур Тойнби ( он умер в 1975 г.) в кратком изложении своей "Истории", вышедшей в 1972 г., делает неожиданное "сальто". Он, который в течение двадцати лет утверждал, что живущие ныне евреи – окаменелость, ископаемое древней цивилизации, вдруг приветствует их как посланцев будущего, что необъяснимо в рамках предложенной им ранее концепции. Причину столь неожиданного заявления следует искать в другой доктрине Тойнби, а именно, что в мире современных связей и экономических систем наилучшей формой социальной и экономической организации являются группы людей, распространенные на больших территориях, но объединенные языком и культурой, иначе говоря, - диаспора. А так как после разрушения Второго Храма евреи превратились в народ диаспоры в чистом виде и дожили в этом состоянии до настоящего времени, они служат образцом и моделью для будущего. У престарелого Тойнби были основания поразиться собственному открытию. Значение еврейской диаспоры заключается в том, что группа, лишенная политической власти и собственной территории, сохранила свою общность в течение двух тысячелетий, под разными политическими режимами,
среди разных культур и цивилизаций, разбросанная по многим странам и континентам, в условиях жестких ограничений и порою кровопролитных преследований.
Система общин, составляющих диаспору, сумела наладить отношения и плодотворно взаимодействовать с огромным разнообразием культур и обществ, внутри которых евреям приходилось жить.
Здесь проявилось отличие от народов ислама. Когда мусульмане стали влиятельной силой в мире, они начали контактировать с более сложными и развитыми цивилизациями: византийской, сасанидской, индийской – и довольно быстро впитали те черты, которые можно было у них позаимствовать. Но для мусульман этот первый взрыв интеллектуального заимствования оказался и последним. Исламской цивилизации как религиозной общности и как определенному стилю жизни оказалось не под силу приспособиться к сосуществованию с современными цивилизациями и понять управляющие ими законы. И сейчас культура стран ислама, арабских в особенности, производит грустное впечатление, поскольку опирается на политические, социальные и экономические стандарты древности и обречены на бесплодную конфронтацию со значительно лучше адаптированными к действительности концепциями современного мира.
Однако что касается арабов – нам предстоят еще долгие размышления. А что до остального мира - так после открытия Тойнби можно предположить, что замечательная ненависть к евреям есть не что иное, как чуткий страх перед болезнью собственной окаменелости в недалеком будущем.

Podsmotreno ГАДкаЯ <dnevnik@liveinternet.ru>
  • Current Mood
    awake
  • Tags